Komros - kommunist of Russsia Komros
Понедельник, 04 Февраль 2019 15:33

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПУТИ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ВЕНЕСУЭЛЫ?

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)
Военный коммунизм - экономическая политика Советского государства в период Гражданской войны и военной интервенции 1918-1920. Военная интервенция и Гражданская война нарушили начавшуюся созидательную работу диктатуры пролетариата.

 

«Я больше не хочу воевать за интересы большого бизнеса.
Я не хочу воевать за капитализм»
Захар Прилепин

 Всё народное хозяйство пришлось перестраивать на военный лад. Советская страна находилась в тяжёлом положении: она была в кольце фронтов, лишена важнейших источников сырья и продовольствия, донецкого угля, бакинской и грозненской нефти, южного и уральского металла, сибирского, кубанского и украинского хлеба, туркестанского хлопка. Тяжёлое хозяйственное положение Советской страны требовало напряжения всех сил народа. Руководящей и организующей силой на фронте и в тылу была Коммунистическая партия. Такое определение военному коммунизму даёт Большая советская энциклопедия.
Если смотреть с точки зрения исторических фактов, появляется немного другое определение: военный коммунизм — это политика Российской Коммунистической партии большевиков, взявшей власть в России в октябре 1917 года, комплекс чрезвычайных мер управления государством в период войны и разрушения всей системы хозяйствования.
Началом политики Военного коммунизма считается 13 мая 1918 года, когда был принят декрет «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию». Концом — Х съезд РКП(б), проходивший в Москве с 8 по 16 марта 1921 года.
Перед Военным коммунизмом ставились следующие задачи. Победа в Гражданской войне. Для этого большевикам требовалось превратить всю Россию в единый военный лагерь под общим, то есть, своим, руководством. Понятие «единого лагеря» означало концентрацию в руках большевистского правительства всех ресурсов страны, а так как промышленность России была разрушена Мировой войной и последующими годами неразберихи и безвластия, основным ресурсом стала продукция сельского хозяйства, проще говоря, продовольствие, потому что голодной никакая армия воевать не будет.
Осуществлялся Военный коммунизм с помощью реализации следующих мероприятий:
1. Продразверстка - принудительный выкуп у крестьян всех излишков выращенного ими урожая. Так как выкупать было не на что, излишки попросту отбирались, а от того, что понятие «излишки» не имело точного определения, забиралось всё.
2. Прямой продуктообмен — натуральный, без использования денег, обмен продуктов на промтовары.
3. Карточная система — человек мог получать определенное, не больше не меньше, количество продовольствия только от государства.
4. Натурализация хозяйственных отношений — запрет торговли. 22 июля 1918 года был принят декрет СНК «О спекуляции», запрещавший всякую негосударственную торговлю. Для обеспечения населения продовольствием, предметами личного потребления СНК декретировал создание сети государственного снабжения.
5. Всеобщая трудовая повинность — внеэкономическое принуждение к труду.
Термин «военный коммунизм» был предложен известным большевиком А.А. Богдановым еще в 1916 г. В своей книге «Вопросы социализма» он писал о том, что в годы войны внутренняя жизнь любой страны подчинена особой логике развития: большая часть трудоспособного населения уходит из сферы производства, ничего не производя, и много потребляет. Возникает так называемый «потребительский коммунизм». Значительная часть национального бюджета при этом расходуется на военные нужды. Это неизбежно требует ограничения в сфере потребления и контроля государства за распределением. Война также приводит к свертыванию демократических институтов в стране, поэтому можно сказать, что военный коммунизм был обусловлен потребностями военного времени.
А В.И. Ленин этот термин только использовал. Однако содержание, которое вкладывал в этот термин А.А. Богданов, совершенно не совпадает с тем, что понималось в начале 20-х гг. Он связывал термин «военный коммунизм» с армией, которую представлял как обширную потребительскую коммуну строго авторитарного строения, авторитарно регулируемой организацией массового паразитизма и истребления.
В.И. Ленин термин «военный коммунизм» употребил впервые в брошюре «О продовольственном налоге (Значение новой политики и её условия)», над которой он начал работать вскоре после окончания X съезда РКП(б). Вот что он писал об этом. «Продналог есть одна из форм перехода от своеобразного «военного коммунизма», вынужденного крайней нуждой, разорением и войной, к правильному социалистическому продуктообмену. А этот последний, в свою очередь, есть одна из форм перехода от социализма с особенностями, вызванными преобладанием мелкого крестьянства в населении, к коммунизму.»
Своеобразный «военный коммунизм» состоял в том, что фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги. Иначе победить помещиков и капиталистов в разоренной мелко-крестьянской стране не могли. И тот факт, что победили (вопреки поддержке наших эксплуататоров могущественнейшими державами мира), показывает не только, на какие чудеса героизма способны рабочие и крестьяне в борьбе за свое освобождение.
Но не менее необходимо знать и другую сторону этого явления. «Военный коммунизм» был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой. Правильной политикой пролетариата, осуществляющего свою диктатуру в мелко-крестьянской стране, является обмен хлеба на продукты промышленности, необходимые крестьянину. Только такая продовольственная политика отвечала задачам пролетариата, и по мнению политиков того времени, только она была способна укрепить основы социализма и привести к его полной победе.
Таким образом, термин возник после того, как эта политика исчерпала себя. На XI съезде РКП(б) термин «военный коммунизм» уже широко применялся в ленинском понимании.
Процесс формирования политики «военного коммунизма» проходил довольно сложно. Известно, что в апреле 1917 г. вернувшийся из эмиграции В.И. Ленин выступил против того, что он позже назвал «красногвардейской атакой на капитал», которая стала фундаментом «военного коммунизма». «Не введение социализма, как наша непосредственная задача, – отмечалось, например, в знаменитых «Апрельских тезисах», – а переход тотчас к контролю со стороны СРД за общественным производством и распределением продуктов».
Таким образом, в апреле 1917 г. Ленин призывал лишь к контролю за общественным производством, который в той или иной степени вводился во всех воюющих странах Европы в годы Первой, а позже – и Второй мировых войн.
Нет намеков на политику «военного коммунизма» и в работе «Очередные задачи Советской власти», которую Ленин написал год спустя – в апреле 1918 г. Его выводы: веди аккуратно и добросовестно счет деньгам, хозяйничай экономно, не лодырничай, не воруй, соблюдай строжайшую дисциплину в труде – звучат убедительно и при капитализме, и при социализме, да и при любом «изме», когда люди хотят жить нормально.
После Октябрьской революции встречаются все чаще в работах основателя Советского государства и другие выводы, которые привели впоследствии к политике «военного коммунизма». Среди таких работ выделяется «Черновой набросок проекта программы», опубликованный в марте того же 1918 г. Особое внимание заслуживают следующие положения этой работы:
1) объединение и организация только рабочих и беднейших крестьян, полупролетариев при автоматическом исключении эксплуататорских классов и богатых представителей мелкой буржуазии;
2) уничтожение парламентаризма, соединение законодательной и исполнительной государственной власти;
3) «свобода» и демократия не для всех, а для трудящихся и эксплуатируемых масс в интересах их освобождения от эксплуатации (выделено В.И. Лениным);
4) сначала – государственная торговля, затем замена, полная и окончательная, торговли планомерным распределением через союзы торгово-промышленных служащих;
5) принудительное объединение всего населения в потребительско-производственные коммуны;
6) постепенное выравнивание всех заработных плат и жалований во всех профессиях и категориях и т. д.
Все эти положения противоречили ленинским же призывам, изложенным в «Очередных задачах Советской власти». Зачем вести добросовестный счет деньгам, если они существуют временно и вскоре будут отменены, если торговлю ждет полная и окончательная замена распределением? Зачем экономно хозяйничать, если при экономном хозяйствовании, при выполнении других ленинских требований можно стать богатым, следовательно, попасть в разряд представителей «мелкой буржуазии», которые исключались из всех организаций и лишались прав на свободу и демократию?
Ликвидация же парламентаризма, соединение законодательной и исполнительной власти в одних руках прямой дорогой вели к тоталитарному государству, к диктатуре одного лица или узкой группы лиц. И всё это ставилось автором «Черновых набросков...» на перспективу: ведь готовилась программа строительства социализма, которая, как неоднократно подчеркивал В.И. Ленин, должна занять долгий ряд лет.
Сегодня в российском обществе отношение к деятельности В.И. Ленина не является однозначным, как полтора десятка лет назад. Одни люди и сегодня считают каждую его фразу истиной в последней инстанции, другие – наоборот, готовы списать на него даже все беды сегодняшнего дня, все преступления XX века.
В действительности В.И. Ленину, как политическому деятелю, принадлежат и большие заслуги, и серьезные ошибки; он был, как это неоднократно отмечалось и его, и нашими современниками, одновременно и реалистом, и утопистом. В указанных выше работах, подготовленных в течение одной недели 1918 г., можно увидеть и Ленина– реалиста, прекрасно понимавшего задачи и возможности России того времени, и Ленина-утописта, ортодокса, считавшего, что решением очередных задач переходного периода можно приблизить создание такого общества, где народ будет счастлив от уничтожения парламентаризма, принудительного объединения в потребительские коммуны, одинаковой для всех зарплаты, других «достижений» общества, которое сами марксисты называли «казарменным коммунизмом».
Идеям «Чернового наброска...» отвечала политика «военного коммунизма», которую Ленин определял так: ««Военный коммунизм» состоял в том, что мы фактически брали от крестьян все излишки, а часть необходимого для крестьян продовольствия брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги...».
Показателем «военного коммунизма» являлась продовольственная разверстка (продразверстка). Сначала она осуществлялась только в хлебопроизводящих губерниях, но с лета 1919 г., когда развернувшаяся гражданская война привела к всеобщему голоду, продразверстка была введена повсеместно. Следует отметить, что эта мера государства помогла обеспечить рабочий класс и Красную Армию продовольствием. В 1918/1919 гг. заготовки хлеба составили 110 млн пудов, а уже в следующем – 285 млн пудов, т. е. в 2,5 раза больше.
При проведении продразверстки предлагалось строго соблюдать классовый принцип, выразившийся ленинскими словами: «С бедных крестьян ничего, с середняков умеренно, с богатого много». Для осуществления этого принципа в соответствии с декретом от 11 июля 1918 г. образовывались комитеты деревенской бедноты (комбеды), обязанностями которых было распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий, содействие местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков у кулаков.
Другим показателем политики «военного коммунизма» являлись: милитаризация всей экономики, ускорение национализации промышленности не только крупной, но и средней, банков, транспорта и т. д. К 1920 г. в руках Советского государства находилось более 4500 фабрик и заводов, имевших около миллиона рабочих мест. В этот период отменяется свободная торговля, развиваются тенденции к натурализации и уравниловке в оплате труда (председатель Совнаркома получает зарплату среднего рабочего и категорически отвергает всякие попытки повысить ее), проявляется стремление к «коммунистическому распределению продуктов», введению всеобщей трудовой повинности и т. д.
Являлись ли меры по милитаризации экономики и национализации промышленности изобретением только Ленина и российских коммунистов? Разумеется, нет. Указанные мероприятия, создающие условия для регулирования государством производства и потребления, использовали в той или иной степени все страны, участвовавшие в мировых войнах. Однако наиболее четко в первую мировую войну они прослеживались в деятельности правительства Германии, да и правительства России, особенно в трудные дни 1916–1917 гг. (до Октябрьской революции), когда принимались решительные меры по контролю за производством и потреблением. Об этом свидетельствовала, в частности, периодическая печать этих стран в указанный период.
Для всех стран участниц мировой войны, в том числе и для Советской России, эти мероприятия могли носить только временный характер. «Военный коммунизм», – подчеркивал В.И. Ленин, – не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой. Он был временной мерой».
Такие показатели «военного коммунизма», как стремление к натурализации оплаты труда, отличали Россию от других воюющих стран. Деньги полностью потеряли свою привлекательность. Если осенью 1917 г. бумажный рубль упал в цене в 15 раз по сравнению с довоенным 1913 г., то к концу 1920 г. – уже в 20 тыс.(!) раз. По мнению правительства В.И. Ленина натурализация оплаты должна была привести к отмене денег, соответственно – к ликвидации рыночных отношений. Однако и для этих мер были свои причины, вызванные гражданской войной. Уже к моменту захвата власти большевиками вся система денежных отношений государства переживала глубочайший кризис. Большевики получили от Временного правительства совершенно развалившуюся систему государственных доходов и дезорганизованное денежное обращение. Правительство Ленина было виновато лишь в том, что не приняло меры по восстановлению финансовой и денежной системы. Почему?
Отмирание денег и укрепление натуральных отношений не только правительство, но и большая часть партии, широкие массы пролетариата восприняли как закономерную социалистическую задачу перехода к обобществленному безденежно-плановому хозяйству. Поэтому государственные органы форсировали этот процесс, стимулируя тенденции натурализации.
Взятый курс на обобществленное безденежное хозяйство был несовместим и прямо враждебен рыночным отношениям. Однако борьба с рынком, как убедительно показал известный экономист 20-х гг. Д.В. Кузовков, началось не в 1918 г. и не советским государством, а в 1915 г. буржуазно-помещичьим правительством.
Большевики только продолжили этот курс в новых, еще более сложных условиях продолжавшейся войны, но уже не мировой, а гражданской. В этом была не их вина, а их беда.
Вина заключалась в том, что борьбу с рынком они вели не только сознательно, но и с перспективой на далекое будущее. Посвятив критике «казарменного коммунизма» немало страниц в своих работах, вожди партии приняли его методы и цели уже несколько месяцев спустя после взятия власти. Советские заградительные отряды, мешавшие доставке хлеба в города, являлись преемниками «губернского регулирования», начавшегося в 1916 г. Но если для «губернского регулирования» срок отводился, самое большое, до окончания мировой войны, то советские формы борьбы с рынком виделись как составная часть борьбы за коммунизм.
«Военный коммунизм» довольно часто в литературе сводится только к мероприятиям экономического характера: введение продразверстки, направление комбедов на её осуществление, заградительные отряды против спекулянтов, национализация заводов и фабрик и т. д.
В действительности, как и всякая политика, «военный коммунизм» не ограничивался только экономическими целями. Довольно четко вырисовывались социально-политические цели: всемерная поддержка беднейших слоев крестьянства, по какой бы причине они не попали в эту категорию – по стечению обстоятельств или лени, склонности к алкоголизму или другим дурным привычкам; такое же всемерное давление на зажиточные слои в деревне, опять-таки без учета причин и условий.
В результате крестьянство не только не было заинтересовано в увеличении продукции сельского хозяйства, но видело опасность его увеличения: декреты Советской власти не только обязывали их сдавать весь избыток хлеба, оставляя минимум для потребления и посева, но открыто натравливали беднейшую часть деревни на зажиточных крестьян, стимулируя их передачей части реквизируемой продукции. Кроме того, в средствах массовой информации доказывалась безусловная враждебность народу той части крестьянства, которая называлась «сельской буржуазией», «кулаками». Таким образом, в эти понятия вкладывались не только экономическое, но, главным образом, политическое значение.
Таким образом, на протяжении определенного времени, отсчет которого можно начать от мая 1918 г., когда был принят декрет СНК «О представлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими», до марта 1921 г., когда Х съезд РКП(б) заменил продразверстку продналогом, т. е. почти три года осуществлялась политика «военного коммунизма», которая считалась руководством партии и органами Советской власти необходимым условием строительства социализма, а продразверстка, всеобщая трудовая повинность, распад товарно-денежных отношений рассматривались как формы перевода экономики на социалистические рельсы.
В этих условиях руководители партии и Советского государства считали закономерным свертывание демократии. В дореволюционных работах В.И. Ленина и его соратников острой критике подвергалось самодержавие за антидемократичность, за жестокость по отношению к своим противникам. Однако вскоре после прихода к власти у большевиков стали превалировать идеи о том, что демократия – «буржуазная выдумка», что решительная борьба с противниками – важнейшая черта истинного революционера. Вот почему на смену коммунистам, умевшим убеждать, пришли люди, умевшие заставить, запугать, репрессировать.
В соответствии с этим меняются формы деятельности партийных и советских организаций. Прежде всего Российская коммунистическая партия (большевиков) из правящей, но общественной организации превращается в надгосударственную структуру. Например, Московское областное бюро РКП(б) в своем отчете в ЦК за май– сентябрь 1918 г. оправдывало расширение своих функций тем, что «без партийной работы Советская власть не может удержать государственной власти».
Некоторые партийные организации шли дальше, превращая РКП(б) не только в надгосударственный орган, но принимая на себя репрессивные функции. Так, партком Владимирского порохового завода нацелил коммунистов на слежку за инженерами и служащими. ЦК РКП(б) вынужден был ответить, что подобное решение – это превращение партийной организации в чрезвычайную комиссию, ибо «такой надзор, о каком вы говорите, не ваше дело, а дело чрезвычайной комиссии».
В свою очередь, ВЧК, созданная для выявления контрреволюционеров и саботажников, с сентября 1918 г. взяла на себя функции и суда, и прокуратуры, и органов, исполняющих приговоры. В подтверждение достаточно привести одно положение из директивы Ф. Дзержинского, которая была разослана в губернские ЧК: «В своей деятельности ВЧК совершенно самостоятельна, производя обыски, аресты, расстрелы, давая после отчет Совнаркому и ВЦИК». Вот так: сначала обыск, арест, расстрел и только потом – отчет!
В годы «военного коммунизма» фактически ликвидируются всякие возможности многопартийности в стране. В июне 1918 г. даже такие партии социалистического направления, как партия социалистов-революционеров и РСДРП (меньшинства) объявляются контрреволюционными, а их фракции в Советах ликвидируются.
Недостатки, теневые стороны политики «военного коммунизма» и необходимость замены её оппонентами большевиков видны уже в начале 1919 г. 11 января этого года непосредственно к Ленину обратился член ЦК РСДРП (м) известный историк Н.А. Рожков, предлагавший отменить продразверстку, разрешить свободную торговлю, снять все запрещения на ввоз и вывоз продовольствия, уничтожить заградительные отряды.
17 июля того же года ЦК этой партии выступил со своей социально-экономической платформой, в которой, с одной стороны, предлагалось сохранить государственную монополию в распределении наиболее дефицитных товаров, с другой – намечались перспективы развертывания частной инициативы и предприимчивости в сфере мелкой промышленной торговли при сохранении в руках государства экономических позиций. Что касается «военного коммунизма», то один из лидеров меньшевиков Ф.И. Дан заявил с трибуны VIII съезда Советов, состоявшегося в декабре 1920 г.: «Продовольственная политика, основанная на насилии, обанкротилась».
Нельзя сказать, что опасные недостатки политики «военного коммунизма» не видели сами руководители большевистской партии. Известны публичные высказывания по этому поводу, например, Ю. Ларина. Однако позже именно Ю. Ларин стал противником новой экономической политики.
Л.Д. Троцкий в феврале 1920 г. внес в ЦК РКП(б) предложение заменить «изъятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходный прогрессивный натуральный налог) с таким расчетом, чтобы крестьянская запашка или лучшая обработка земли представляли выгоду». Но и здесь имеется странное совпадение: именно Троцкий выдвинул программу милитаризации труда, которая была проникнута духом политики «военного коммунизма».
Изучая работу Ходякова М.В. «Децентрализм в промышленной политике регионов России: 1917-1920» мы приходим к выводу, что к осени 1921 года функции многих совнархозов продолжают сужаться, и отдельные из них ликвидируются.
«Централизованное управление экономикой на Урале в 1917-1921 годах» автора Р.А. Хазиева детально изучает следующие вопросы:
1. Огосударствление промышленности в 1917-1921 годах.
2. Администрирование и преобразование сельского хозяйства на Урале.
3. О налогах в 1917-1921 годах на Урале.
4. О планово-централизованной экономике в Уральском регионе 1917-1921 годов.
На опыте Урала мы ещё раз убеждаемся, что правительство и его неопытные, не компетентные представители потерпели поражение в решении хозяйственных бедствий и разрастающимися с 1914 года бедами периода 1917 – 1021 годов.
Однако в целом руководители партии большевиков, советского правительства вплоть до начала 1921 г. твердо стояли на позициях сохранения политики «военного коммунизма», считая, что «крестьяне по разверстке дадут нужное нам количество хлеба, а мы разверстаем его по заводам и фабрикам, – говорил позже В.И. Ленин, – выйдет у нас коммунистическое производство и распределение».
Это истинно утопическое предположение приводило к обострению отношений между народом и властью. Ухудшалось положение в сельском хозяйстве. Сокращались посевные площади, урожайность, валовые сборы зерновых, производство продуктов животноводства. Товарность сельского хозяйства упала в 2,5 раза. Произошло резкое падение жизненного уровня и условий труда рабочих. Огромные лишения привели к тому, что с осени 1920 г. в среде рабочего класса стало усиливаться недовольство. И это в условиях, когда у власти находилось правительство, которое называло себя рабоче-крестьянским.
О сложившейся ситуации руководству партии и правительства шли постоянные доклады, требования принятия необходимых мер. Например, своими мыслями после посещения родной деревни поделился комиссар оперативного штаба командующего морскими силами Советской России П. Бойков: «Нужно же, наконец, понять, что такая политика по отношению к деревне может слишком дорого обойтись нашей революции. Обычно мы спохватываемся тогда, когда бывает поздно... Пишут также, что в деревне произошёл перелом. Пожалуй, правда, перелом произошёл: пьянство развивается, самогоночные заведения растут, власть проклинают, слово «коммунист» стало ругательное...». Автор считает необходимым установить такие отношения с деревней, чтобы она давала хлеб без проклятий, без принудительных мер, на которых далеко не уедешь.
В июне 1920 года член партии, сотрудник Харьковского ЧК Н. Корчашкин направил в ЦК письмо на 20-ти страницах. Ход его рассуждений таков. Революция в опасности, она слишком далеко продвинулась вперёд. Необходимо решительно исправлять положение и как можно быстрее решать продовольственный вопрос. Если продовольственная политика не будет изменена, гибель революции неизбежна. «Более двух лет, – пишет Корчашкин, – народ голодает уже при Советском строе, а у кого отнимают хлеб, восстают против Советской власти, идут к Деникину и Колчаку и будут идти, удлиняя гражданскую войну». Для того, чтобы с этим покончить, необходимо отменить твёрдую цену на хлеб, разрешить свободную торговлю хлебом и «гражданская война будет сведена на нет, главным образом на Украине, вследствие того, что между властью и крестьянством наступит мир».
Эти письма свидетельствуют о том, что среди коммунистов распространилось мнение о необходимости уступки требованиям крестьян, о ненасильственном, основанном на экономическом интересе вовлечении деревни в социализм. К этой же мысли на собственном опыте приходили многие уездные и губернские партийные и советские работники, непосредственно проводившие политику центра в жизнь.
Эти голоса тогда не были услышаны в руководстве партии и государства. В результате зимой 1920–1921 гг. были организованы десятки «повстанческих армий» в Западной Сибири, на Украине, Дону, Кубани, в Тамбовской и Воронежской губерниях. В частности, в январе 1921 г. крестьянская армия под руководством эсера Антонова, насчитывавшая 50 тыс. человек, захватила всю Тамбовскую губернию.
В феврале 1921 г. в Москве забастовало несколько тысяч рабочих, которые призвали красноармейцев присоединиться к ним. Московские красноармейцы их не поддержали, а в Петрограде забастовки и беспорядки стали прелюдией Кронштадского мятежа.
В советской литературе Кронштадский мятеж был определен как контрреволюционный заговор, подстрекаемый с Запада белогвардейцами, руководимыми царскими генералами, кадетами, меньшевиками и эсерами. В действительности специальная делегация линейного корабля «Севастополь» посетила в Петрограде заводы, беседовала с рабочими, ознакомилась с их требованиями, выдвинутыми в ходе забастовок. После возвращения делегации 28 февраля 1921 г. на общем собрании команд «Петропавловск» и «Севастополь», которые были главной опорой большевиков в 1917 г., моряки приняли политическую резолюцию, поддержанную большинством коммунистов судовых команд. Именно коммунисты выдвигали лозунги перевыборов советов, право крестьян свободно обрабатывать землю и иметь скот, освободить политических заключенных, восстановить свободу слова и печати, снять все заградотряды. 900 коммунистов заявили о своем выходе из РКП(б).
А.Г. Зельдер в статье «Развитие сельского хозяйства: прошлое и уроки из будущего» в деталях показывает сложности и возникающие протесты при экспроприации продовольствия: в 20-ти губерниях к 1920 года произошло 245 крупных мятежей.


Э. Багрицкий:
«Выгребайте из канавы спрятанное жито!
Ну, а кто поднимет бучу – не шуми братишка:
Усом в мусорную кучу, расстрелять – и крышка!
Чернозём потёк болотом от крови и пота».


Эти и другие события позволили историку и заместителю Наркома просвещения М.И. Покровскому сделать вывод: «Построенная в шеренгу экономика расстроила ряды и замитинговала». 

Эдвард Карр в книге «История советской России. Большевистская революция 1917-1923» в главе 17 «Военный коммунизм» детализирует проблемы, стоящие в сельском хозяйстве, промышленности, труде и профсоюзах, торговле и распределении, о финансах.

В качестве характерной черты новейшей историографии военного коммунизма должно отметить, что 99,9%, исследователей периода соглашаются, что в основе большевистской политики имелась не только вынужденная разрухой и войной необходимость, но присутствовали и доктринальные корни.

«Ригоризм организаторов советской продовольственной политики (они не останавливались и перед угрозой перенесения гражданской войны в деревню), думается, объяснялся их идеологической ориентацией»,- пишут одни. «Не отрицая отчасти вынужденного характера "военного коммунизма, следует признать, что во многом эта политика была обусловлена приобретенной большевиками верой в могущество государственного принуждения, в то, что именно велениями пролетарского государства можно непосредственно перейти к социализму и коммунистическому распределению» полагают другие.
Особенно обращают на себя внимание современные высказывания такого автора, как Е. Г. Гимпельсон. В одной из статей 1986 года он строго спрашивал: где, в каких документах партии, выступлениях Ленина периода гражданской войны говорится о планах ускоренного перехода к коммунистическому производству и распределению?. Тогда многие простодушно стали искать и указывать страницы в синих и красных книжках, но теперь оказалось, что то была шутка. Вопрос носил риторический характер, и ответ на него дал сам автор (почти десять лет спустя). В книге «Формирование советской политической системы», Гимпельсон пишет, что лидеры большевизма, «оказавшись во главе государства... возомнили, что в состоянии «ускорить постепенность» и путем скачка «спрямить» путь в будущее, сразу вводя элементы «антибуржуазного» характера». Это нашло отражение в написанном Лениным в декабре 1917 года проекте декрета о потребительских коммунах и практически претворялось в так называемой красногвардейской атаке на капитал.
Однако незачем останавливаться на достигнутом. Кому, как не историкам, известно, что застой губителен. В основании политики военного коммунизма одной из причин ее бурного развития были еще не осознанные до конца, но вполне материальные интересы нового государственного аппарата, новой касты государственных управленцев. Ленин когда-то сказал по адресу царизма, что каким бы прогнившим ни был режим, каким бы шатким он ни казался со всех сторон, все равно он держится на чьем-то классовом интересе. Смотри, кому это выгодно, учил Ленин. Кажется, нет ничего сложного в мысли, что советский строй являлся системой, скрепленной прежде всего классовым интересом стратифицированного слоя государственного чиновничества и развившейся в режим государственного абсолютизма. Этого никто не отрицает в отношении застойных времен, но, вероятно, революционный кумач имеет свойство закрывать глаза и уши исследователям на очевидные вещи.
Новый класс создавал свое абсолютное господство в обществе через установление всеобъемлющей централизованной системы, и на определенном этапе этот процесс сопрягался с объективной потребностью страны в ликвидации революционной анархии и восстановлении государственности.
Новая экономическая политика (НЭП)
В начале 1921 года возникла необходимость смены курса политики в экономическом вопросе. В.И. Ленин в докладе на II Всероссийском съезде политпросветов 17 октября 1921 г. отвечал на этот вопрос однозначно: «На экономическом фронте, с попыткой перехода к коммунизму, мы к весне 1921 г. потерпели поражение более серьезное, чем какое бы то ни было поражение, нанесенное нам Колчаком, Деникиным или Пилсудским, поражение, гораздо более серьезное, гораздо более существенное и опасное. Оно выразилось в том, что наша хозяйственная политика в своих верхах оказалась оторванной от низов и не создала того подъема производительных сил, который в программе нашей партии признан основной и неотложной задачей». Стоит сравнить это с фразой, высказанной Ф.И. Дан ровно десять месяцев назад на VIII съезде Советов, чтобы заметить их полное совпадение. Но когда говорил свои слова лидер меньшевиков, какие только оскорбления и обвинения со стороны большевиков не услышал он в ответ! Прошло всего 10 месяцев, и теперь такой же вывод делал В.И. Ленин.
Вождь большевиков подчеркивал в своем выступлении в октябре 1921 г., что продразверстка, как непосредственный коммунистический подход, оказалась основной причиной глубокого экономического и политического кризиса. Еще ранее Ленин писал: «...мы предполагали без достаточного расчета — непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку. Потребовался ряд переходных ступеней: государственный капитализм и социализм, чтобы подготовить — работой долгого ряда лет подготовить — переход к коммунизму».
Вопрос о замене продразверстки натуральным налогом, вопрос сугубо государственный, касавшийся всего народа, впервые был поднят не на государственном уровне, а на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 8 февраля 1921 г. при обсуждении доклада Н. Осинского «О посевной кампании и положении крестьянства». Была создана специальная комиссия, для которой В.И. Ленин здесь же, на заседании Политбюро, написал «Предварительный черновой набросок тезисов насчет крестьянства», в котором предлагал удовлетворить желание беспартийного крестьянства о замене продразверстки продовольственным налогом, уменьшив его размер по сравнению с прошлым годом; понизить процент налога при повышении старательности земледельца; расширить свободу.
С 8 по 16 марта 1921 г. состоялся X съезд РКП(б), на котором рассматривался вопрос «О продработе, продразверстке и продналоге и вопрос о топливном кризисе». Все девять пунктов постановления по этому вопросу носили экономическую направленность. Следует отметить и еще очень важный момент: в марте 1921 г. новая экономическая политика рассматривалась как временная мера, предназначенная для подготовки перехода через прямой товарообмен к продуктообмену.
В первых документах и черновых набросках видится только экономическая направленность политики. Именно так трактовалась нэп в старых учебниках. В действительности, как и всякая политика, новая экономическая политика имела свои задачи не только в области экономики, но и в политической области, и в теории. В области экономической эта политика предусматривала:
а) возвращение к учету многоукладности структуры общества;
б) примирение с наличием в стране различных форм собственности, в том числе и буржуазной, прекращение её экспроприации;
в) восстановление этого «капиталистического оборота» было невозможно без широкого использования товарно-денежных отношений;
г) не военное или политическое принуждение, но экономические отношения должны были соединить интересы города и деревни, всех слоев населения.
Руководство страны полагало, что НЭП за год-полтора выправит положение, а тем временем в Европе победит пролетарская революция. Она-то благодаря мощной промышленности Германии и спасёт положение. Приведёт к процветанию. К социализму.
Миновало почти три года, но мировая революция так и не началась. Тогда же стало понятным и иное. НЭП обернулся всего лишь свободой для нэпманов, новой буржуазии, торговать женским бельем да открывать кафе, рестораны. Для зажиточных крестьян — продавать свой хлеб по любой цене, даже явно завышенной. И ещё — застывшими фабриками и заводами. Миллионами безработных, миллионами крестьян, уходивших в города на поиски заработка.
Переход к нэпу объективно вел к оживлению и некоторому росту капиталистических элементов в экономике: допущению частной торговли, частной капиталистической промышленности, известному росту кулачества в результате развития товарно-денежных отношений в деревне, разрешению аренды земли и применения наемного труда на земле, допущению концессий, сдаче государственных Предприятий в аренду частным лицам. Капитализм использовался (причем в ограниченных размерах и под строгим контролем государства) в интересах подъема производительных сил. Таким образом, нэп есть определенный метод социалистического строительства, который характеризуют следующие основные черты:
- наличие в руках пролетарского государства командных высот в экономике;
- допущение капитализма в экономике в ограниченных размерах, под контролем государства, что неизбежно связано с экономической борьбой социалистических и капиталистических элементов по принципу «кто — кого»;
- развитие торговли как основной формы экономических связей между социалистической промышленностью и мелкотоварным крестьянским производством; широкое использование экономических рычагов, товарно-денежных отношений для развития всех отраслей народного хозяйства;
- осуществление социалистической индустриализации как решающего условия создания материально-технической базы социализма;
- постепенный добровольный переход мелкотоварного производства к крупному социалистическому хозяйству через кооперацию.
Нэп обеспечивал установление тесной и взаимовыгодной смычки между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. Политическое значение его состояло в том, что он служил на этом этапе исторического развития нашей страны упрочению союза рабочего класса и крестьянства, был важнейшим условием укрепления диктатуры пролетариата. Нэп означал не прекращение классовой борьбы в стране, а ее продолжение в новых формах. Вместе с тем на основе нэпа в кратчайший срок было восстановлено разрушенное за годы интервенции и гражданской войны народное хозяйство. Нэп обеспечил преодоление многоукладности и создание экономического базиса социализма. К концу второй пятилетки в СССР был в основном построен социализм. Переходный период от капитализма к социализму окончился, а вместе с ним исчерпала себя и экономическая политика этого периода — нэп. Нэп означал научно обоснованный метод социалистического строительства, вовлечения в него многомиллионных масс, а эта задача, подчеркивал Ленин, будет стоять перед социалистами всех стран. Опыт социалистического строительства в других странах подтвердил это предвидение: с учетом своих конкретно-исторических условий эти страны в переходный период от капитализма к социализму проводили или проводят экономическую политику, которая в основе своей совпадает с нэпом.
Так, НЭП — новая экономическая политика — обернулся НЭПом другим — новой эксплуатацией пролетариата.
Вот тогда-то на вершине власти и началась борьба. «Левого» Троцкого — против «правых» Зиновьева и Каменева, «правых» Бухарина и Рыкова — против ставших «левыми» Зиновьева и Каменева. Борьба за право осуществить свой собственный план выхода из кризиса. А заодно и за власть. Личную. Безграничную.
Мировая война заставила царскую Россию, впрочем, как и все воюющие страны, ввести нормированное снабжение населения продуктами питания. После Октябрьской революции большевики-утописты сочли, что тем создана идеальная возможность для мгновенного прыжка в... коммунизм.
Сергей Есиков в книге «Российская деревня в годы НЭПА» освещает ряд вопросов по переходу к НЭПу, изучает проблемы землепользования, правовых отношений, налогов, аренды и найма земли, общину и кооперативные отношения, переход от новой экономической политике к коллективизации. Дает основания сделать следующие выводы:
1. «Экономика принуждения» не оправдала себя.
2. Экономика, как единое целое, государством осуществлялось через два регулятора: рыночный и властный.
3. Искусственно построенная система была не жизнеспособной.
Ряд статей в работе В.В. Кудрявцева «НЭП взгляд со стороны» дают возможность подвести некоторые экономические итоги:
В условиях советской диктатуры невозможно нормальное развитие ни промышленности, ни сельского хозяйства. Реакционный строй, обеспечивающий правовой режим для буржуазии – кабала для рабочего класса. Единственный выход – демократия.
После первой мировой войны в России возникла чудовищная инфляция. Появилась острая необходимость в восстановлении и укреплении национальной валюты, оздоровлении всей финансовой системы. Опыт коренной денежной реформы, проведенный в начале 20-х годов в советской России (СССР) уникален. «Золотой червонец» признавали крупнейшие специалисты в области финансов и денежного обращения. Условия проведения этой реформы были экстремальные. Денежная реформа была проведена в течение трех лет, с середины 1921 года до середины 1924 года. И дала возможность перехода от административно-командных методов хозяйствования к рыночному. Опыт оказался уникальным и в дальнейшем использовался для проведения денежной реформы в конце 80-х, начале 90-х годов.
Работа Владимира Мау «Реформы и догмы 1914-1929» (очерки истории становления хозяйственной системы советского тоталитаризма). Данная работа, настоящая книга для понимания экономического развития России в 1 четверти XX века. Она же предполагает возможность конструктивного подхода для построения экономического развития России в XXI веке. Есть уверенность, есть необходимость изучить данную работу для понимания, прогнозирования и осуществления экономических преобразований в нашей стране – России.
Политика «военного коммунизма» не была просто экспериментом для большевиков, как утверждается в некоторых публикациях. Нельзя забывать о её вынужденном характере, о её преемственности с той политикой, которая проводилась до победы большевиков в России в условиях мировой войны. Гражданская война, начавшаяся фактически сразу после мировой, обострила экономический кризис в стране и заставила осуществлять политические меры более жесткими методами, чем они проводились ранее.
Большевиков можно обвинить только в том, что они несколько запоздали со сменой политики. Нужны были трагические события 1920 и 1921 гг., чтобы убедиться в невозможности и ошибочности дальнейшего проведения политики «военного коммунизма».
Первая четверть ХХ века сделала попытку рассмотреть экономическую политику молодого советского государства. Первая четверть XXI века показывает экономическую политику по сохранению суверенитета, самодостаточности и прогрессивного поступательного развития государства – задача архиважная для России. Решить эту задачу смогут подготовленные интеллектуалы экономики.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Важно

  • САРАТОВСКАЯ ДЕЛЕГАЦИЯ ПРИНЯЛА УЧАСТИЕ В РАБОТЕ ПЛЕНУМА

    20 декабря в Москве состоятся Пленум Центрального Комитета КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ, посвященный предстоящим выборам депутатов Государственной Думы РФ.

  • ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД НА XVIII СЪЕЗДЕ ПАРТИИ

    И. СТАЛИН
    ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД НА XVIII СЪЕЗДЕ ПАРТИИ
    О РАБОТЕ ЦК ВКП(Б)
    10 марта 1939 года
    I
    Международное положение Советского Союза
     
    Товарищи! Со времени XVII съезда партии прошло пять лет. Период, как видите, немалый. За это время мир успел пережить значительные изменения. Государства и страны, их отношения между собой стали во многом совершенно иными.

  • ТУРЦИЯ СОВЕРШИЛА ТЯГЧАЙШЕЕ ВОЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ! ЗАЯВЛЕНИЕ ТОВАРИЩА МАКСИМА

    Председатель Центрального Комитета КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ Товарищ Максим (М.А.Сурайкин) заявил, что действия турецких военных, совершивших нападение на российских летчиков, боровшихся с террористами, напоминают акции фашистской авиации в годы Великой Отечественной войны:

  • ИРАКСКИЙ ГАМБИТ: НЕРЕШИТЕЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ БАГДАДА

    На фоне успехов ВВС России в борьбе с терроризмом отчётливо бросается в глаза непоследовательная политика Ирака, который страдает от натиска радикальных исламистов. Почему иракское руководство до сих пор не обратилось к России за помощью? Попробуем разобраться.

  • КОММУНИСТЫ РОССИИ ПОДАЛИ В ИЗБИРКОМ ЛЕНОБЛАСТИ ДОКУМЕНТЫ НА ПРОВЕДЕНИЕ РЕФЕРЕНДУМА ПО ВОЗВРАЩЕНИЮ 7 НОЯБРЯ СТАТУСА ПРАЗДНИЧНОГО ДНЯ

    17 ноября 2015 года в Избирательную комиссию Ленинградской области поданы документы на проведение референдума за возвращение празднования 7 ноября — в честь Дня Великой Октябрьской социалистической революции.

  • В ДЕНЬ ПИОНЕРИИ

    19 мая члены политической партии «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ» совместно с членами Саратовского городского отделения межрегиональной общественной организации «СОЮЗ СОВЕТСКИХ ОФИЦЕРОВ» посетили недавно открывшуюся в Саратове Аллею героев Советского Союза, которую установили ко Дню 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.
    В этот же день, в день всесоюзной пионерской организации имени В.И.Ленина, коммунисты Саратова посетили Гимназию № 1 г.Саратова. В рамках патриотического воспитания подрастающего поколения, коммунисты передали в фонд музея Славы гимназии экспонаты пионерской атрибутики, флаг Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. В музей Славы гимназии была передана также капсула с землей, взятой с места Мемориального комплекса "Партизанская поляна" в Брянских лесах. Этот мемориальный комплекс был построен на месте, где накануне фашистской оккупации, в сентябре 1941-го года, был организован большой сбор Брянских партизанских отрядов, начавших свой боевой путь именно с этого места.

  • 20 ФЕВРАЛЯ В САРАТОВЕ ПРОШЕЛ АНТИМАЙДАН

    20 февраля 2015 года в центре города на площади у памятника Чернышевскому Н.Г. Саратовское областное отделение политической партии КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КОММУНИСТЫ РОССИИ провели митинг – антиМайдан под лозунгом «освобождение Отечества от коррупции – освобождение от эксплуатации (от необоснованного роста цен и тарифов, от спекулянтов, мздоимцев и грабителей всех мастей)».
    На митинге в частности говорилось. 23 февраля 1918 года было опубликовано воззвание СНК от 21 февраля «Социалистическое Отечество в опасности», а также воззвание Военного главнокомандующего» Н Крыленко, которое заканчивалось словами: «Все к оружию. Все на защиту Революции».

  • ЧЕСТНОСТЬ В ПОЛИТИКЕ ЕСТЬ РЕЗУЛЬТАТ СИЛЫ, ЛИЦЕМЕРИЕ - РЕЗУЛЬТАТ СЛАБОСТИ


    В рамках празднования 145 летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина, Саратовское областное отделение организует политическую учебу на тему «Честность в политике есть результат силы, лицемерие – результат слабости» (В.И. Ленин, «Полемические заметки» март 1911 года, ПСС 5-ое издание, том 20, стр. 210).
    Первый этап учебы состоялся 5 февраля 2015 года в формате проведения Круглого стола с обсуждением следующих вопросов:
    1. О текущем моменте.
    2. Формы, методы и содержание классовой борьбы на современном этапе в России.
    2.1. Тенденция развития коммунистического движения.
    2.2. Необходимость объединения левого движения и связь с другими общественными объединениями - как путь обновления России.
    2.3. О международном левом движении и его роль в становлении социализма.

Komros.info